Экономическая субъектность плюс суверенизация монетарной политики

28 Апреля 2021

В первой части беседы (см., пожалуйста, «Цифровая валюта рождает новый финансовый порядок») экономический эксперт и финансовый аналитик Алексей Кущ ответил на вопросы «2000» и помог разобраться в ключевых трендах, процессах и явлениях-маркерах, которые описывают трансформационный период преображения модели глобальной финансовой системы.

Во второй части беседы мы попытались смоделировать место, роль и статус Украины в этом процессе: почему начинать восстановление субъектности нужно с возвращения монетарного суверенитета? во сколько Украине обходится монетарный вассалитет, и к каким рекомендациям западных кредиторов следует прислушиваться?

«Ценник» монетарного суверенитета

– Алексей, в процессе обсуждения расклада сил и потенциальных держав–лидеров, приближающих и желающих возглавить «мировую финансовую революцию», мы плавно подошли к лагерю лузеров, к которому, к сожалению, относится и современная Украина. Пора перейти к «работе над ошибками» и разбору особенностей национальной финансовой системы и монетарной политики. Вы упомянули об украинской политике по части своп-соглашений, давайте с этого и начнем.

– Да, это очень показательный момент. Украина, до сих пор не подписала своп-соглашения с Европейским центральным банком. ЕЦБ при этом подписывает такие соглашения с десятками стран, которые являются торгово-экономическим партнерами ЕС, условно говоря, страны, которые продают или покупают товары в евро.

Напомню, что соглашения о своп-линиях позволяют государствам сглаживать резкие колебания курса национальных валют во время кризиса. И американцы также подписываю своп-соглашения с десятками государств, с которыми они торгуют или которые входят в зону стратегических интересов США.

При такой амплитуде колебания курса гривни – от укрепления (+15 в 2019 г.) до девальвации (-20 в 2020 г.) – какая промышленность и какая экономика могутт выдержать такие перепады? Это же не ковка металла, который нужно закалять, опуская в ледяную воду после раскаленного горнила. Именно эти перепады и вызвали ускорение процессов деиндустриализации экономики, которые очень отчетливо наблюдаются в последние несколько лет.

Если бы Украина имела такие соглашения с резервным банком Нью-Йорка и ЕЦБ хотя бы на 2 млрд. долл. и 2 млрд. евро, то курсовые колебания гривны были бы в диапазоне всего 2-3%. Я называю эту модель «курсовой змей в коридоре».

Эта модель применялась в отношении более слабых экономик в процессе их интеграции в единое экономическое пространство ЕС. Закономерно, что при вхождении более слабой экономики в сильную экономическую систему ее национальная валюта переживает шок и колоссальное давление. Именно для таких ситуаций используются соглашения о своп-линиях, которые создают «коридор», в котором ее ограничивают от шоковых колебаний.

Иными словами, этот инструмент позволяет нивелировать монетарные последствия неэквивалентного обмена, неизбежно возникающие в процессе торгово-экономического взаимодействия сильной и слабой экономик.

– Совершенно верно. Украина в этом отношении пребывает в состоянии утраченного монетарного суверенитета.

Мы как бы интегрируемся в ЕС, и евроинтеграция даже прописана у нас в Конституции, но почему-то 80% резервов Национального банка Украины сформированы в долларах. И не просто в долларах, а в ценных бумагах США, т.е. это даже не валютная ликвидность.

В 2020 г. центральные банки многих стран начали вкладываться в золото, потому, что даже студент  первого курса экономического вуза знает, что золото в кризис дорожает.

Многие страны, вложившись в золото, очень неплохо заработали – примерно 30% доходности. Ряд государств доводили долю золота в структуре резервов от 50% до 80%.  Любопытно, что Топ-3 держателей золота – это США, Германия и МВФ. Также многие государства проводили хеджирование резервов, формируя их части в разных валютных корзинах – в долларе, евро, фунте, золоте и т.д. Таким образом они если и не заработали, то уж точно избежали потерь.

Практически все в начале 2020 г. знали, что доллар по отношению к евро будет дешеветь, что и случилось – доллар упал в цене примерно на 13%. Что сделал НБУ? Сформировал 80% резервов в ценных бумагах США. Не говоря уже о возможности заработать на золоте, там не удосужились хотя бы разбить цельную корзину 50 на 50, переведя половину резервов в евро.

В 2020 г. ущерб НБУ от эффекта от курсовых разниц составил 13% от объема золотовалютных резервов (28 млрд. грн.). Т.е. только из-за неумелого управления резервами Нацбанк потерял более 3 млрд. долл.

Вот «ценник» монетарного суверенитета.

«Припухание» банков на фоне панихиды по промышленности

– Выступая в качестве «адвоката убогих», нужно отметить, что, скорее всего, западные кредиторы задавали тон политики НБУ. При этом в весьма жестких рамках и с минимумом самодеятельности. Показательно, что главы НБУ меняются, а генеральные направления политики регулятора остаются прежними, как при бабушке Гонтаревой. Но при этом Киев еще и выслушивает поучительные лекции о сохранении независимости НБУ.

– Кстати, по этому поводу Всемирный банк (ВБ) провел замечательное исследование. ВБ пришел к четкому заключению, что излишняя независимость центрального банка страны делает невозможным проведение правительством эффективной макроэкономической политики.

В исследовании указывается, что макроэкономическая политика стран с подобными центробанками – неэффективная, бюджетно-налоговая политика – ослаблена, денежно-кредитная (монетарная) – вообще никак не влияет на экономическое развитие.

Аналитики ВБ описывают четыре эффекта-последствия при наличии такой злокачественной ситуации.

Во-первых, у правительства в таких условиях, на экономическую политику просто нет денег, чтобы инвестировать и стимулировать экономический рост. Соответственно, происходит сползание к сырьевой специализации производства. При этом проблема инфляции решается за счет закупки дешевых импортных товаров, что ведет к отрицательному показателю торгового баланса, который перекрывается все новыми и новыми займами.

– Что-то до боли знакомый сценарий…

– Конечно! При этом есть две основные модели борьбы с инфляцией. Либо государство стимулирует создание новых национальных производств, которые выпускают товары с высоким уровнем добавочной стоимости (и за счет роста товарной массы и конкуренции цены «сбиваются»). Либо государство просто насыщает внутренний рынок дешевыми импортными товарами и прочим ширпотребом. Но это не отменяет необходимости закрывать огромную дыру отрицательного платежного баланса.

Во-вторых, навязываемая МВФ монетарная политика приводит к тому, что финансовые рынки капитализируются, а реальный сектор остается без стимулирующих средств. Все это мы видим на примере Украины. У нас мега прибыльный банковский сектор на фоне убыточного реального сектора. Банки пухнут от ликвидности и перекачивают средства на Запад в пользу своих «материнских» структур, а по промышленности впору отпевать панихиду.

В-третьих, социальная политика, на которую у правительства, опять-таки, нет денег. Это значит, что государство не инвестирует в науку, образование, медицину и т.д. Если вы не инвестируете в социальный капитал, то никакие инвесторы к вам не придут. Инвестору нужна умная, а главное – здоровая рабочая сила. Если, извините, рабочая сила больная, да и еще и тупая, то никаких инвесторов вам не видать.

В-четвертых, рынок труда. Если у правительства есть деньги на экономическое стимулирование и взаимодействие с центральным банком, то оно с помощью эффективной макроэкономической политики создает рабочие места. Если нет денег, а регулятор показывает правительству известную фигуру из пяти пальцев, то остается единственный путь – т.н. либерализации рынка труда в пользу работодателя. Это делают, чтобы хоть как-то стимулировать работодателя сохранять рабочие места.

Этот именно то, что у нас сейчас реализуют в виде т.н. «законопроекта о труде» Тимофея Милованова, возможно вы помните эту инициативу.

– Само собой! В этом законопроекте, как и в действиях самого Милованова, трудно обнаружить рациональность, легко потерять логическую нить при осмыслении и невозможно забыть об их жутких последствиях.

– Это абсолютно тупиковый путь, о чем прямо написано в исследовании Всемирного банка. Такая либерализация дает весьма краткосрочный и незначительный эффект, потому, происходит маргинализация труда и истощение рабочей силы. В итоге количество рабочих мест все равно сокращается.

Инфляционный импульс или каннабиноидный привод

– Когда встречаю очередной пример «размышлизмов» адептов политики МВФ и т.д., я жутко хочу послать их… на сайт МВФ, чтобы они почитали там, что аналитики Фонда пишут о политике инфляционного таргетирования, об инфляции в целом. Аналитики МВФ, наоборот, опасаются слишком низких темпов инфляции и ревальвации в результате усугубления кризиса.

– Если мы проанализируем страны, которые добились определенных экономических успехов, то увидим, что у них был определенный отрезок инфляционного роста экономики. Я называю это «инфляционным импульсом».

У этих стран низкая инфляция стала результатом динамичного развития, а не наоборот. Нам же рассказывают, что нужно, грубо говоря, ставить телегу впереди лошади.

Между тем сначала нужно добиться высоких темпов экономического развития, и результатом этого будет низкий уровень инфляции. Начав производить товары с более высоким уровнем добавочной стоимости, вы легко погасите инфляционные вспышки на мировых рынках. А если экспортировать низкомаржинальное сырье, то любой ценовой всплеск на внешних рынках будет трясти и со страшной силой крушить такую хрупкую национальную экономику.

К слову, об инфляции очень интересная теория была у Эмиля Фархи, которого называли одним из самых блестящих современных экономистов, а также он был претендентом на Нобелевскую премию (к сожалению, он умер в прошлом году в возрасте 43-х лет). Он написал исследование, в котором обосновывал, что инфляция в пределах 10-15% благотворно влияет на инвестиции и на рост производительности экономики.

Фархи пояснил, что при инфляционном толчке, например в 15%,  инвестиции перетекают в производства, которые имеют высокий уровень «маржи», потому что у них есть задел по ценам, и они могут выдержать такой толчок. Соответственно, те компании, которые имеют более высокий уровень маржинальности (а это компании, вкладывающиеся в инжиниринг, научно-инновационные разработки и т.д.), становятся более конкурентоспособными.

Более того, компании с низким уровнем «маржи», для того чтобы выдержать конкуренцию, увеличивают капитальные инвестиции, чтобы повысить «маржу», также повышая свою производительность.

Т.о. Фархи продемонстрировал, что нужно делать с точностью до наоборот поучениям наших западных кредиторов.

Но это как бы инновационные финансовые разработки, которые МВФ используют и рекомендует «цивилизованным странам», а не таким, как Украина. К таким странам, как Украина, МВФ применяет вашингтонский консенсус и навязывает методы шоковой терапии в экономике.

Эти всем известные десять шагов, которые нужно бесконечно повторять по намертво завинченному кругу «рекомендаций».

– Да, это то, что 40 лет назад сделали с Боливией, в результате чего страна стала крупнейшим экспортером коки в мире, а 40% населения заняты в этом бизнесе. То же самое, что хотят сделать с Украиной – превратить страну, которая выпускала самолеты и космические ракеты, в большое поле по выращиванию медицинского каннабиса, например.

Продолжение следует.

Дискредитация божества

Трудно пропагандировать превосходства демократических процедур ввиду неприглядных...

Чужих не жалко?

Размежевание по водоразделу «свои--чужие» ещё долго будет управлять...

Горячий лед: россияне и чехи снова вспоминают...

Большой спорт и большая политика – вещи тесно переплетённые и взаимосвязанные

Удастся ли сберечь и развить стратегические отрасли

Олег Уруский: «Верю, что в депутатском корпусе ВР по-государственному мыслящих...

Дмитрий Джангиров: Официальный Киев ведет себя так,...

По мнению политического консультанта Дмитрия Джангирова инициатива президента...

Куда ведут узкие коридоры

Ослабляя одного олигарха, президент делает другого олигарха сильнее. Поэтому — или...

Дальше, чем подземный туннель в Берлине

Харьковские соглашения надо отменить. Но привлечение к уголовной ответственности за...

Социальная апатия: тревожный симптом

Локомотивом выхода из кризиса будут базовые отрасли, а не IT-технологии

Не надо молчать!

Киев обрел в Исааке Трахтенберге не только преданного сына, но и блестящего летописца,...

Жесткая полемика как составная процесса

Каждая сторона считает, что потери, связанные с продолжением конфликта, ниже тех,...

Издержки «безальтернативного пути евроинтеграции»

Рынки субрегионов Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии имеют многообещающий...

Макаронные изделия. Недорого

Нынешняя власть приняла правила игры Запада, основанные на подачках МВФ. Это тот...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка