Дальше, чем подземный туннель в Берлине

№12(978) 25 – 31 марта 19 Марта 2021 1

Март выдался слишком горячим. Иногда настолько, что общество элементарно не поспевает за процессом.

Полагаем, оценки и прогнозы известного эксперта, американского и европейского юриста Саши Боровика помогут сориентироваться в происходящем.

– Как вы расцениваете известное заявление президента США Джо Байдена, в котором он не просто обвинил РФ во вмешательстве в американские выборы, но и назвал президента Путина «убийцей», который за это «заплатит»?
Тем более что пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки отказалась комментировать, являются ли слова Байдена метафорой.
Как-то, в 1953– 1955 гг., американское ЦРУ и британский SIS в Берлине выкопали полукилометровый канал под советским сектором Берлина. Через этот канал они установили слежку за трафиком на телекоммуникационных кабелях советской группы войск и политического руководства. Около полумиллиона советских сообщений были перехвачены ЦРУ. Имели место манипуляции сообщениями. После того как канал обнаружили советские спецслужбы, разразился большой международный скандал.

Затем было много других больших и малых трений, дипломатических нот, отзывы и экстрадиции дипломатов, электронный и традиционный шпионаж, манипуляции. Со всех сторон. Это часть динамики противостояния противоборствующих сторон и мировоззрений.
В данном случае президент США реагирует на вмешательство России в их выборы. По всей видимости, будут взаимные санкции. Санкции Запада уже стоят России порядка 2% их ВВП. Это много для России. Ответные санкции России не доставляют особых хлопот западным странам, хотя, конечно, доход от возможных совместных деловых отношений теряется и на Западе.
Это динамика противостояния двух систем, и на подобные эпизоды надо смотреть как на часть этих сложных отношений, которые историей уходят достаточно далеко. Дальше, чем вырытый и потом зарытый подземный туннель в Берлине.
– В этой связи и высказывания пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова («это очень плохие высказывания президента США. Он однозначно не хочет налаживать отношения с нашей страной. И дальше будем исходить именно из этого»), и слова Джен Псаки о позиции касательно России Байдена, которая будет «сильно отличаться от того, что мы наблюдали за последние четыре года» (т.е. при Трампе), свидетельствуют о крайне обостряющейся обстановке в мире. Каков ваш прогноз развития событий?
США введут новые санкции, ограничивающие доступ России к высокоточным технологиям. Это самые болезненные для России санкции – они могу заменить западный импорт легкой и пищевой промышленности, но заменить более сложные технологические продукты и know-how у России возможности нет. Также США введут санкции против российского руководства. РФ постарается ответить зеркально, хотя технологической и индустриальной мощности у России нанести подобный ущерб Западу близко нет. Но неудобства Штатам Россия, конечно, доставит.
Будет продолжаться обостренная риторика между США и Россией, но в то же время в некоторых аспектах будет определенное ситуативное сотрудничество.
– На фоне усложнившейся международной обстановки украинские политики пытаются вести свою игру. Так, в частности, Петр Порошенко не преминул заявить: «Такое публичное признание американского президента для Украины – на вес золота. Я хотел бы поблагодарить... за поддержку Украины, которую он демонстрирует последовательно еще со времен нашей встречи во время моей инаугурации в июне 2014 года».
Какие корыстные цели преследуют подобные заявления?

Порошенко играет в свою игру. Он пока занимает политическую нишу, собрав вокруг себя прозападный украинский электорат.

Для страны это плохо, потому что Порошенко не прозападный политик, и к нему на Западе относятся с недоверием. Он обычный лицемер и оппортунист. Его политика во времена его президентства несколько развернула страну в западном направлении. Но лишь настолько, насколько это было выгодно самому Порошенко – политически и экономически. Каких-то значимых либеральных реформ, европейского стиля руководства страной, прозрачности в государственной власти и обычной порядочности он в украинскую политику и общественную жизнь не принес.
Для того, чтобы поддерживать свой прозападный имидж, ему нужна определенная риторика. В данном случае он использовал ситуацию вокруг интервью Байдена в своих интересах – позиционируя себя таким образом, как будто есть какая-то связь между американским президентом и самим Порошенко.

На самом деле такой связи или какой-то духовной близости в данный момент между Байденом и Порошенко или Порошенко и каким-либо другим западным лидером нет. Из того, что я вижу, отношение к Порошенко у западных политиков очень настороженное. Многие считают неприятной иронией то, что нишу проевропейского политика в Украине занял один из старых олигархов и политических хамелеонов.
– Как данная ситуация скажется на Украине? Какие шаги были бы для украинской власти наиболее целесообразными?
Украинскому руководству пошло бы на пользу быть максимально прагматичным и не вступать в горячую риторику.

К сожалению, реалии таковы что жесткая риторика – это часть украинской политики. Очевидно, что для победы на следующих выборах Зеленскому нужно будет разговаривать с избирателями Порошенко. Для этого будет использоваться риторика самого Порошенко.

Мне бы хотелось, чтобы вместо этого нынешняя администрация проводила либеральные экономические реформы и строила эгалитарное государство с верховенством права. Это по духу намного ближе к европейским ценностям – и умный прозападный избиратель это увидит.
– Уже стало понятно, что Украина не может полагаться на полноценную поддержку Запада. Ведь ни декларирование такой готовности, ни резиновые лодки или поставки отдельных видов вооружений и военной техники не могут вызывать удовлетворения ни у государственного руководства, ни у украинских граждан. В данный момент люди обеспокоены тем, что фактически страна осталась без вакцины. Однако вопрос вакцинации из сферы здравоохранения все более переводится в политическую плоскость. Почему так происходит?
Интересно, что когда я разговариваю с западными политиками и дипломатами, то они говорят, что Запад сделал все для того, чтобы Украина могла стать успешной, и что Украина, к сожалению, не идет этим путем достаточно последовательно.
Украинцы же часто испытывают разочарование тем, как ограниченно Запад помогает Украине. Мне кажется, украинцам надо разобраться в своих ожиданиях. Никто на Западе не будет строить процветающее государство в Украине – это должны сделать сами украинцы.
Что касается вакцин, то в 2020 г. украинский президент, министр здравоохранения обещали нации, что будут украинские вакцины. За такие обещания политики должны нести политическую ответственность.
Коль скоро своей вакцины нет, приходится рассчитывать на помощь извне. При этом российская вакцина стала достаточно политизированным вопросом. Это несколько противоречиво и непоследовательно: с одной стороны, Украина покупает у России газ и нефть. Украина также протестует против «Северного потока-2», который поведет газ в обход Украины. С другой стороны, вопрос российской вакцины политизирован в обратном направлении.

Это решение украинского руководства. И на эмоциональном уровне оно понятно, а на интеллектуальном – противоречащим другим шагам.
В любом случае, западных вакцин в достаточном количестве еще нет и пока не будет. В Германии, где есть своя вакцина, не прошла вакцинацию даже так называемая первая группа: врачи, люди старшего возраста и с историей болезней. Соответственно, прежде чем европейское руководство может ответить на призыв украинского президента о помощи с вакцинами, в Европе должна пройти вакцинация самых уязвленных граждан Европы.
– Помимо всего прочего, оставаясь некоей невакцинированной зоной, Украина может представлять угрозу остальным странам как источник новых штаммов коронавируса. Чем объяснить непонимание этого со стороны в первую очередь развитых стран?
Смогут ли политические лидеры объединить усилия стран в борьбе против COVID-19 во благо всего человечества?

Это очень интересный вопрос. С февраля этого года меня пригласили в рабочую группу World Health Organization в Женеве. Это произошло после того, как одна из моих компаний разработала технологию для менеджмента пандемии и платформу для распространения вакцин. Кстати, технологию и архитектуру создавали талантливые украинские разработчики.
Я придерживаюсь той точки зрения, что то, что сейчас называют пандемией COVID-19, это скорее эндемия – вирус, у которого не будет быстрого конца.

Для ее менеджмента пандемии недостаточно вакцинации – так же, как недостаточно было локдауна или массового ношения масок. Должен быть целый разумный комплекс всех мер, и вакцины – это лишь одна составляющая этого менеджмента.
Будут и далее появляться новые варианты, и вакцины не будут за ними поспевать. Для того чтобы появился общественный иммунитет, необходимо вакцинировать очень быстро до 75% населения. И, к сожалению, этого не произойдет. Т.о. будут страны с низким уровнем вакцинации и мониторинга. Украина, по-видимому, будет одной из таких стран. В странах с высоким уровнем вакцинации также будут группы населения, которые не будут проходить вакцинацию, молодежь прежде всего. В этих условиях будут вспыхивать новые варианты и передаваться в вакцинированные общества, где старые вакцины будут терять свою силу, а варианты будут настолько отличаться, что вакцины будут требовать бустера.
Это будет достаточно долгая кампания, и я, к сожалению, пока не вижу сил в мире, которые способны с этим справиться. За исключением Китая, который на уровне своей страны проводит эффективную программу менеджмента. Но они делают это железной рукой авторитарного государства. Либеральному миру еще предстоит научиться тому, как добиться такой же эффективности без железной руки.
Украина пока не внушает доверия в своем менеджменте этой сложной ситуации.
– Март 2021-го стал для Украины своего рода взрывом. Речь идет о резонансных решениях СНБО. Санкции в отношении трех телеканалов, ряда политиков оказались лишь разминкой перед такими решениями, как признание Харьковских соглашений государственной изменой, а 236 депутатов – соучастниками таковой. Такой курс на радикализацию – это осознанный шаг власти и «команды Зе», или это директивы западных партнеров? Или – начало подготовки к новому президентскому сроку?
Западных партнеров это решение СНБО удивило. Инициатива исходила не от Запада, хотя Украину здесь считают страной с большой концентрацией пропаганды и дезинформации, и медиа – один из источников такого наплыва.
В этом решении на Западе увидели и прагматизм и популизм. И хотя решение в принципе приветствовали, оно также воспринялось как выражение определенной слабости. Решения подобного рода должны приниматься судом, и у обвиняемых должно быть право на защиту. По сути это иллиберальное решение, ограничивающее в правах собственных граждан без права на защиту. То, что это было сделано через решение СНБО, а не суда, говорит о том, что судебная система неэффективна.
Что касается Харьковских соглашений, то, думаю, они изначально были ошибкой. Люди, голосовавшие за них, должны понести политическую ответственность.

Если нет подтверждения тому, что кто-то из голосовавших за принятие этих соглашений работал как иностранный агент, я не вижу в этом криминального преступления. Вижу глупое и недальновидное политическое решение тогдашних политиков. Вижу в нем также отголоски советской империи.
Мне кажется, Харьковские соглашения должны быть отменены с учетом изменений в отношениях между странами, но привлечение к уголовной ответственности было бы политиканством.
– Недавнее заявление Михеила Саакашвили о том, что Украина – страна «кидал», – это, с одной стороны, серьезное, с другой – очень грубое обвинение. Свидетельствует ли оно о том, что карьера скандального политика в Украине завершилась? Насколько оценки Саакашвили совпадают с оценками ведущих западных экспертов? Как это может отразиться на авторитете нашей страны в ближайшем будущем?
Михеил Саакашвили интересный и своеобразный политик. В настоящее время в Украине он не принимает участия в выборах и по сути стал государственным функционером, перед которым стоит задача привлечь в страну инвесторов. Но он политически активен в грузинской политике, и его высказывания часто получают политический резонанс как в Грузии, так и в Украине. Его конец предрекали не единожды, и всякий раз он как то оставался и в украинской, и в грузинской политике.
Насколько я понимаю, говоря «кидала», он говорил о доверии международных инвесторов к украинскому рынку. Такого доверия нет, и это – одна из причин отсутствия инвестиций.

Можно написать несколько страниц о том, почему нет доверия инвесторов к Украине: вспомнить о неблагоприятном инвестиционном режиме, слабой судебной системе, бюрократии, огромном количестве выходных дней, шарлатанстве на рынках труда и капитала, а также об отсутствии адекватной протекции для инвесторов и их вложений.
Саакашвили все это постарался выразить всего одним словом. Это, безусловно, обидно слышать украинцам. Можно спорить, насколько использование подобных ярлыков цивилизованно или политически разумно.
В то же время в стране должны понять, что доверия к инвестиционному режиму нет, а без него не будет и инвестиций. Без инвестиций невозможно поднять благосостояние. Меня больше волнует это, а не то, насколько эта фраза отразится на политическом будущем Саакашвили.
– Одним из резонансных шагов власти последнего времени стало заявление о национализации ПАО «Мотор Сич». Чего ждать Украине после такого шага? Как поступит КНР? Каковы могут быть экономические и социальные последствия для Украины?
Как вы, наверное, уже поняли, я настороженно отношусь к решениям СНБО. Они иллиберальны, в них отсутствует доказательная база. Это ставит под сомнение их справедливость. Возникает много вопросов, на которые никто не дает ответов. Это ставит под сомнение разумность решения.
Возможно, оно действительно в интересах национальной безопасности. У меня нет исчерпывающей информации, чтобы сделать окончательные выводы. И я не верю украинскому истеблишменту настолько, чтобы принимать на веру все, что они говорят. Я знаю точно, как инвестор, что это решение подрывает мое доверие к системе и интерес к инвестированию в страну.
– В России фактически начата избирательная кампания по выборам в Госдуму. Уже открыто и без обиняков заявлено, что граждане Украины, получившие российские паспорта – а к осени 2021 г. их будет более 500 тыс., – по всей вероятности, примут участие в голосовании. Как реагировать Украине на это, особенно с учетом того, что «минский процесс» может прекратиться окончательно?
Украина, естественно, должна заявить протест, но более того сделать она не сможет. Массово лишать такого количества людей украинского гражданства за принятие ими российского гражданства – это, полагаю, принесло бы обратный эффект. Это, конечно же, часть российской политики касательно решения украинского вопроса.
Тем не менее, усматривая в этом достаточно враждебный шаг со стороны России, я не сторонник затягивания гаек и жесткой риторики в вопросе украинского гражданства. Я хотел бы видеть Украину самой толерантной и либеральной страной в регионе: в экономике, в праве, политике и общественной жизни. Это, а также эгалитаризм и верховенство права как система национального устройства работали бы, как магнит, и рождали бы настоящий патриотизм намного эффективнее любых санкций.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Дискредитация божества

Трудно пропагандировать превосходства демократических процедур ввиду неприглядных...

Чужих не жалко?

Размежевание по водоразделу «свои--чужие» ещё долго будет управлять...

Горячий лед: россияне и чехи снова вспоминают...

Большой спорт и большая политика – вещи тесно переплетённые и взаимосвязанные

Удастся ли сберечь и развить стратегические отрасли

Олег Уруский: «Верю, что в депутатском корпусе ВР по-государственному мыслящих...

Экономическая субъектность плюс суверенизация...

Почему начинать восстановление субъектности нужно с возвращения монетарного...

Дмитрий Джангиров: Официальный Киев ведет себя так,...

По мнению политического консультанта Дмитрия Джангирова инициатива президента...

Куда ведут узкие коридоры

Ослабляя одного олигарха, президент делает другого олигарха сильнее. Поэтому — или...

Социальная апатия: тревожный симптом

Локомотивом выхода из кризиса будут базовые отрасли, а не IT-технологии

Не надо молчать!

Киев обрел в Исааке Трахтенберге не только преданного сына, но и блестящего летописца,...

Жесткая полемика как составная процесса

Каждая сторона считает, что потери, связанные с продолжением конфликта, ниже тех,...

Издержки «безальтернативного пути евроинтеграции»

Рынки субрегионов Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии имеют многообещающий...

Макаронные изделия. Недорого

Нынешняя власть приняла правила игры Запада, основанные на подачках МВФ. Это тот...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
19 Марта 2021, Владимир Теренин

"Полагаем, оценки и прогнозы известного эксперта, американского и европейского юриста Саши Боровика помогут сориентироваться в происходящем" разве, что Сереже Крючкову.

- 6 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка