Лауреатами Нобелевской премии могли стать украинцы

05 Ноября 2004

Лауреатами Нобелевской премии могли стать украинцы

ЗаписалаЛюбовь ПИЛИПЕНКО

— Как биохимик, как врач можете ли вы из собственного опыта подтвердить значимость этого открытия для фундаментальной науки и медицинской практики?

— Всем известно, какими угрожающими темпами наступают на человечество онкологические заболевания. И если проследить путь развития науки за последнее столетие, то очевидно, что тысячи ученых пытались и пытаются сегодня найти субстанцию, которая бы избирательно и эффективно влияла на раковые клетки, не вредя здоровью. Но только группе вышеуказанных украинских ученых удалось сделать это эпохальное открытие, результатом которого стал Ukrain. История создания этого препарата сложная, даже драматичная — она описана в сотнях публикаций и в отдельных книгах, которые вышли на Западе. Однако как ученый я еще раз подчеркиваю: уникальность синтезированного соединения Ukrain в том, что он избирательно накапливается в злокачественных клетках первичных опухолей и их метастазах, блокирует деление и размножение этих клеток, вызывая их разрушение и гибель. Мы работали с этим препаратом, поэтому когда я говорю о противоопухолевой активности и нетоксичности, то эти выводы основываются и на результатах, полученных белорусскими специалистами, которые опубликовали на эту тему более 30 статей в рецензируемых зарубежных изданиях и представляли свои исследования на 11 международных конференциях. То есть эффективность Ukrain при достаточно широком спектре злокачественных новообразований для нас сегодня уже аксиома. Но, учитывая уникальную способность этого соединения избирательно повреждать только раковые клетки, нужно смотреть глубже. С позиций современной биохимии абсолютно очевидно, что раскрытие молекулярных механизмов взаимодействия этого соединения с опухолевыми клетками, несомненно, позволит приблизиться к пониманию фундаментальных причин возникновения раковой болезни.

— Разделяют ли ваше мнение о значении этого открытия ученые из Украины и других стран?

— Здесь есть интересный момент — Ukrain является серьезным конкурентом на сложившемся рынке противоопухолевых средств. Поэтому оппонентов у него более чем достаточно, часто возражения звучат некорректно и безосновательно. Но вместе с тем факт остается фактом — препарат зарегистрирован в шести странах, а работают с ним сотни ученых во всем мире. Скажем, в Германии — педантичной и довольно-таки консервативной по отношению к новшествам стране — уже несколько лет Ukrain исследует профессор Ульмской университетской клиники Ханс Бегер, опубликовавший очень доказательные результаты. Для людей, несведущих в медицине, скажу, что в области лечения рака поджелудочной железы Бегера называют специалистом номер один в мире.

— Кстати, именно в этой клинике пребывает известная украинская женщина-композитор, деньги на лечение которой собирали через наши популярные газеты. Так вот ее там лечат именно Ukrain. Парадоксально — препаратом, созданным и зарегистрированным в Украине, нужно ехать лечиться в Германию...

— В данном случае, думаю, это вызвано доверием к врачам, престижностью клиники. Но хотел бы подчеркнуть: речь не идет о рекламе препарата Ukrain. Он уже занял свою фармакологическую нишу, его признают многие ученые, врачи, больные, и этот процесс не остановить. Я о другом: выдвигая открытие ученых на соискание Нобелевской премии, я особо подчеркивал и подчеркиваю: синтез соединения, о котором говорится, подводит человечество к пониманию механизмов возникновения злокачественных новообразований, а также к разработке способов ранней диагностики и профилактики этих заболеваний.

— Почему же Нобелевский комитет не принял во внимание столь серьезные научные оценки и прогнозы?

— Думаю, это вопрос времени, и рано или поздно эта работа украинских ученых будет оценена по достоинству. Что же касается номинации этого года, то я обратился с открытым письмом в Нобелевский комитет, в котором попросил дать соответствующие разъяснения. Прежде всего меня насторожил тот факт, что при подаче документов в комитет по химии мое экспертное заключение терялось дважды. Это может быть чьей-то халатностью, случайностью или, исходя из фактов преследования доктора Новицкого, и чем-то другим. Но я ни в коем случае никого не обвиняю, поэтому и попросил Нобелевский комитет дать мне лишь подтверждение того, что поданные мной документы прошли экспертизу.

— Что вы имеете в виду, говоря о фактах преследования доктора Новицкого? И вообще, знакомы ли вы с тремя учеными, номинированными на эту премию?

— Я знаком с доктором Новицким, очень уважаю этого человека. Много слышал о том, какие трудности ему пришлось преодолеть, когда он выехал в Австрию и когда пробивал дорогу своему открытию и препарату. Его патент пытались перекупить некоторые фармацевтические фирмы, ему создавали всяческие препятствия. Известная австрийская журналистка графиня Элеоноре Тун-Гогенштайн даже написала об этом книгу, которую назвала «Кто боится Ukrain?» С двумя другими учеными я лично не знаком, но от доктора Новицкого слышал о них много хорошего. Особенно о докторе Потопальском, талантливом ученом, который в силу разных обстоятельств не смог полностью реализовать свой потенциал. Но он продолжает работать в том же направлении, и я искренне желаю ему успеха.

— Как вы оцениваете значение открытия, получившего в нынешнем году Нобелевскую премию в области химии? Приходилось ли вам слышать по этому поводу оценки коллег?

— Премию за этот год по химии получили два израильтянина — Аарон Кичановер, Авраам Хершко и американец Ирвин Росс за исследования механизма разрушения белка с помощью убиквитина. Победителей, конечно, не судят. Но, не умаляя значения этого открытия, скажу, что его значимость можно обсуждать.

— Восемь из десяти нобелевских лауреатов в области науки за 2004 год — граждане США. Если взять абсолютное число лауреатов в этой же области за 100 лет, то цифры получатся довольно странные: американцев — 267, англичан — 99, шведов —30, россиян — 17, украинцев и белорусов — 0. Русские ученые открыто поднимают вопрос в печати, почему их так не любит Нобелевский комитет. По вашему мнению, с позиций Украины и Белоруссии данный вопрос более чем уместен или нужно признать, что наша наука все же заметно отстает?

— К сожалению, даже по вашей статистике видно, что важность открытий, их суть нередко уходят на второй план, а дискриминация по национальному признаку, как говорится, налицо. Но нет никаких оснований отечественным ученым испытывать чувство неполноценности, потому что на их счету много революционных открытий и достижений всемирного значения. Взять хоты бы украинского академика Патона или хирурга Шалимова. Ведь Александра Алексеевича, без преувеличения, знает весь медицинский хирургический мир, вся онкологическая знать. К нему ездили учиться! И сегодня одной подписи Шалимова, его поручительства достаточно, чтобы с этим считались в любой европейской клинике.

— Как известно, процесс определения лауреатов Нобелевской премии закрытый — ученые, даже те, кто принимает непосредственное участие в выдвижении кандидатов, лишены возможности ознакомиться с количеством и «качеством» номинантов. Стенограммы заседаний не ведутся, анкеты с фамилиями претендентов сжигаются, а архив с документами доступен только через 50 лет. Насколько такой подход, на ваш взгляд, оправдан?

— В открытом письме Нобелевскому комитету я поднимал и этот вопрос. В киноискусстве есть престижная премия «Оскар». Но как происходит процедура отбора номинантов и определения лауреатов? Известны все фамилии, мнения экспертов, номинанты присутствуют при моменте определения лауреата, и все вместе делает более значимой и престижной премию. И главное — не возникает никаких кривотолков — почему один, а не другой. Думаю, что и механизм присуждения Нобелевской премии не должен быть тайной за семью печатями. Закрытость просто неуместна, когда речь идет об открытиях, принесших пользу человечеству. И почему человечество не имеет права знать, какое открытие посчитали для него более или менее важным?

— Последние годы многие пытаются оспаривать решения Нобелевского комитета. Так, пять лет назад 250 выдающихся ученых-неврологов написали письмо-протест в комитет в поддержку австрийского профессора (кстати, тоже украинца по происхождению) Олега Горникевича, когда за его открытие премия была присуждена другим. По этой же причине сейчас проводит кампанию протеста американский исследователь Раймонд Дамадиан, опубликовавший статьи в New York Times и Washington Post. Как вы считаете, обязан ли комитет давать объяснения в таких случаях?

— Я слышал об этих и других инцидентах, и, несомненно, Нобелевский комитет должен дорожить своей репутацией и надлежащим образом комментировать подобные ситуации. Но все это — логичное продолжение того, о чем мы говорили выше. Если научный мир не знает правду, он начинает жить слухами. Думаю, мое мнение совпадает с мнением многих моих коллег: избежать подобных недоразумений и оплошностей можно путем организации эффективной обратной связи комитета с его экспертами и полной открытости процесса обсуждения и присуждения Нобелевской премии.

— И последнее. Леонид Иванович, не упрекают ли вас в Белоруссии в непатриотичности вашего выбора? Ведь вы могли выдвинуть в номинанты и кого-то из белорусских ученых...

— Нет. Когда речь идет о науке, все понимают, что нужно быть объективным до конца. Я знал об этом открытии, видел его результаты на практике и понимаю его значимость для будущего. Поэтому счел своим долгом именно этих трех ученых номинировать на Нобелевскую премию. И если бы комитет снова обратился ко мне с просьбой принять участие в выдвижении кандидатов, сделал бы тот же выбор.

Камо грядеши, Україно?

Положення доповіді підтверджуються численними фактами і цифрами, що роблять...

Недальновидная «трехходовка»

Передача имущественного комплекса «Мотор Сич» государственному госоргану со...

«Метод Смелянского»

«Укрпочта» получила возможность дополнительно зарабатывать на видах услуг, не...

«Непрестижные» сварщики, «ненужные» медсестры

Государственная служба статистики опубликовала любопытнейшую отчетность под...

Сотрудничество со временем

Время не допускает вольностей, если они переходят грань естественных вещей

Сети смерти

Суицидальная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не по...

Сыщик в законе

Журналистские расследования мало чем отличаются от деятельности частных детективов

Шедевры, копии, подделки

Право управлять и властвовать не гарантировано бессрочно

Не с Европой единой нам жить суждено

Немалый потенциал в экономике, политике и иных сферах Украина способна обрести, если...

Вызовы для нового патриарха

Дипломатические чиновники — вновь в идеологическом «мейнстриме»

Смертельные весенние ручьи

Борьба с гололедицей и посыпание дорог составами, содержащими соль, привели к тому, что...

Свобода глазами киевлян

опрос взрослого населения Киева относительно восприятия свобод в повседневной жизни

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка