Переговорный марафон

№37(713) 12 — 18 сентября 2014 г. 27 Августа 2014 2 4.3

В Минске состоялась долгожданная встреча лидеров стран Таможенного союза, Президента Украины Петра Порошенко и представителей Евросоюза (верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике Кэтрин Эштон, комиссаров: по вопросам энергетики — Гюнтера Оттингера и по вопросам торговли — Карла де Гухта).

Можно смело сказать, что столь длительных переговоров на таком высоком уровне с начала украинского кризиса еще не было. Консультации длились до глубокой ночи, и, если говорить кратко, их главным итогом стало решение о продолжении консультаций. Но и это уже немало.

На эту встречу в формате ЕС — Украина — Евразийская тройка и эксперты, и общественность возлагали большие надежды по урегулированию украинского кризиса, возможно, не совсем оправданные. С другой стороны, от необъявленной войны устали все, поэтому логично было ждать прорыва от первой официальной встречи Петра Порошенко с Владимиром Путиным (несколько слов после фотографирования в Нормандии не в счет).

Прогнозы о том, принесет ли встреча результат, менялись каждый день. Сначала настроения были довольно оптимистичные, некоторые политологи предполагали, что визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Киев 23 августа должен подготовить почву для некоего мирного урегулирования, которое будет зафиксировано в Минске. Потом прогнозы стали сдержаннее, а перед самими консультациями в прессе доминировало мнение, что никаких весомых итогов они иметь не будут.

Возможно, изменения настроений были вызваны непрекращающимися боевыми действиями в Донбассе, причем о ходе их судить крайне трудно. Если СНБО, украинские и ряд западных СМИ сообщали, что регулярная армия вот-вот одержит победу, то сепаратисты, напротив, говорили о контрнаступлении и готовности взять ни много ни мало Мариуполь. Когда на фронте такие непонятные "качели", велика вероятность, что каждая из сторон захочет добиться победы военным, а не дипломатическим путем. Ходили слухи, что Порошенко и Путин могут вообще не явиться на встречу.

Во многом причиной упадка энтузиазма стала сама Ангела Меркель. 24 августа в большом интервью каналу ARD она посоветовала не надеяться на многое и заявила, что почти наверняка прорывом саммит не станет. Но, добавила фрау канцлер, «если вы хотите договориться о чем-то, вы должны разговаривать», и с ней трудно не согласиться.

Нельзя не упомянуть, что прямо в день встречи разгорелся скандал с участием российских десантников, задержанных на территории Украины. В украинском Минобороны утверждали, что задержали их при проникновении на нашу территорию, а в российском ведомстве заявили, что десантники просто патрулировали границу и «заблудились». Такая ситуация накануне важных переговоров наверняка повлияла на атмосферу, а возможно, и на ход переговоров.

Но и без темы десантников поговорить лидерам европейских и евразийских держав было о чем. Сначала Петр Порошенко провел ряд двусторонних встреч за закрытыми дверями — с президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым, Кэтрин Эштон и хозяином саммита Александром Лукашенко.

На встрече с Кэтрин Эштон Порошенко пообещал, что Соглашение об ассоциации с ЕС будет ратифицировано уже в сентябре. Внеочередные выборы в парламент, по словам президента, не станут препятствием. «Наша интеграция в ЕС — это наш цивилизационный выбор, который никоим образом не направлен против кого-то», — заявил Петр Порошенко, добавив, что Киев заинтересован в том, чтобы международные партнеры восприняли это решение. Президент Украины выразил надежду, что минские консультации будут способствовать поиску диалога, в том числе в экономическом сотрудничестве.

Но, конечно, экономика — не главный вопрос, который сейчас интересует мир. Все ждали диалога по мирному урегулированию конфликта в Донбассе. О мире много говорили и собравшиеся. Александр Лукашенко заявил, что «Украина крайне заинтересована, чтобы на украинской земле, в центре Европы была нормальная ситуация и обстановка, а в Беларуси тем более в этом заинтересованы». Петр Порошенко в ответ заметил, что «ключевая позиция сегодня — это мир на Донбассе, который прекратит страдания людей».

Главным событием дня стали, конечно же, переговоры в широком формате всех собравшихся. Еще до того, как стало известно, о чем будут говорить политики, у прессы появился повод для обсуждения: президенты России и Украины пожали друг другу руки. Вроде бы простой жест, но в данной ситуации он имеет огромное значение.

С одной стороны, это признание Путиным легитимности Порошенко, ведь с момента избрания Президента Украины глава РФ старался избегать личного общения с ним и как уже упоминалось, только перекинулся парой слов в присутствии Меркель. С другой, этот жест несколько подрывает риторику украинских СМИ и многих политиков о том, что Россия ведет полномасштабную войну с Украиной. Ведь не будет же президент пожимать руку агрессору? Кстати, рукопожатие вызвало возмущение радикалов с обеих сторон и уже успело стать интернет-мемом.

Общая встреча все же началась с разговора не о Донбассе, а об экономике. Наверное, стоило бы вот так собраться и поговорить еще полгода назад, и тогда не нужно было бы сейчас решать вопросы мирного урегулирования и разрушенного войной региона. А сегодня разговоры о взаимодействии ТС — ЕС выглядели несколько неуместно: собравшиеся, особенно Владимир Путин, словно не замечали  в комнате белого слона и говорили так, будто не было войны, тысяч погибших мирных жителей, сбитых самолетов, двухсторонних санкций... Впрочем, возможно, без разрешения противоречий, которые вызвали конфликт, невозможно решить и сам конфликт. Ведь как ни дико звучит, все началось именно с отказа правительства Януковича от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС.

Владимир Путин заявил, что Россия всегда уважала выбор других стран, но «не в ущерб интересам других государств и не за их счет». А Соглашение об ассоциации наносит России ущерб, как подчитали экономисты Владимира Путина, примерно в 100 млрд руб. Вместе с тем он заявил, что готов обсуждать любые варианты, которые будут учитывать взаимные интересы, и выразил надежду, что все участники встречи — сторонники глобальной цели: создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

Ну а пока такое пространство не создано, Россия готова защищать свой рынок. В частности, Путин пообещал, что если Соглашение об ассоциации вступит в полную силу, страны Таможенного союза будут вынуждены отменить преференции к импорту из Украины. Хотя в Москве предпочли бы избежать такого варианта, а, напротив, наращивать торгово-экономическое сотрудничество с Киевом.

После экономического блока вопросов заговорили, наконец, о политическом. Путин, как и прежде, заявил, что кризис на Украине нельзя разрешить «путем дальнейшей эскалации силового сценария, без учета насущных интересов юго-восточных регионов страны, без мирного диалога с их представителями».

Петр Порошенко, однако, призвал участников встречи принять участие в урегулировании ситуации в Донбассе только путем принятия его мирного плана. «Судьба нашей страны и Европы решается здесь, в Минске», — не без пафоса заявил глава государства. «Ополченцы», напомним, воспринимают этот мирный план как ультиматум сложить оружие и сдаться. И, в общем, небезосновательно: план предполагает сначала полное разоружение, освобождение зданий и заложников, вывод всех вооруженных формирований и только потом некую туманную децентрализацию власти и восстановление разрушенных объектов. Ни о каких политических переговорах с лидерами самопровозглашенных республик, как и о двустороннем прекращении огня, речи в плане не идет.

Хотя именно к этому призвал Нурсултан Назарбаев, заявив, что «в Украине необходимо объявить перемирие для оказания помощи детям и женщинам, пострадавшим от военного конфликта».

Не продемонстрировал Президент Украины готовности к компромиссу и в других вопросах. В частности, о федерализации, которая, по мнению некоторых экспертов, могла бы снять напряженность в обществе, можно забыть окончательно и бесповоротно. Порошенко заявил, что Украина сделала свой выбор в пользу унитарного демократического европейского государства и не позволит никому (читай, России) навязывать нам форму внутреннего устройства или интеграционного направления развития.

Одним из условий прекращения конфликта Порошенко назвал усиление контроля над российско-украинской границей с помощью ОБСЕ и других организаций. Он также призвал немедленно освободить всех пленников и заложников, в том числе граждан Украины на территории других стран, явно подразумевая Надежду Савченко, находящейся под арестом в России.

Впрочем, даже западные СМИ отметили, что Президент Украины был на удивление сдержан.

Несмотря на то что до встречи Петр Порошенко обещал потребовать, чтобы Россия забрала своих наемников, в Минске он ничего не говорил ни о поддержке Москвой "ополчения", ни о российских террористах, которые захватили Донбасс.

Самая существенная часть встречи, похоже, началась, когда лидеры продолжили переговоры за закрытыми дверями. Разговор длился четыре часа, и все это время журналисты терпеливо ждали результатов. Такая длительность снова вдохнула в некоторых оптимизм: раз так долго разговаривают, значит, хотят договориться. Выйдя из зала, лидеры сразу отправились ужинать, где переговоры, видимо, продолжились.

Когда казалось, что рабочий день уже закончен, выяснилось, что Владимир Путин и Петр Порошенко продолжили переговоры уже тет-а-тет. И снова два часа за закрытыми дверями. Когда президенты вышли из кабинета, Порошенко покинул здание минского Дворца Независимости, а Путин отправился на переговоры с Лукашенко и Назарбаевым.

По итогам этого напряженного триллера сложно делать выводы. Сначала казалось, что прорыва переговоры действительно не принесут. Путин не признал какого-либо участия России в событиях в Донбассе, кроме гуманитарной помощи, и выступил за диалог с представителями "ополчения", а Порошенко продолжил ратовать за свой слабый мирный план, который не работал в предыдущие месяцы и, очевидно, не заработает и сейчас.

Но готовность сторон продолжать переговоры несколько дней рождает сдержанный оптимизм. Как и то, что лидеры России и Украины общались сдержанно и корректно и обошлись без взаимных обвинений. Уже решено, что в ближайшие дни консультации будут продолжены. Контактная группа по урегулированию ситуации в Донбассе в формате Россия — Украина — ОБСЕ состоится в Минске в ближайшие дни, а Кэтрин Эштон предложила начать переговоры о перемирии в Украине.

После встречи министров иностранных дел в Берлине глава украинского МИДа Павел Климкин сказал: для того чтобы разрешить конфликт, нужно говорить еще «много раз по пять часов». Политики явно решили последовать его совету, и хочется надеяться, что в итоге этот переговорный марафон принесет свои плоды.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Порошенко предложил Путину выйти из конфликта и...

Президент РФ всячески избегает темы войны в Украине и говорит лишь о торговле.

Назарбаев предлагает Путину и Порошенко встречаться...

Также Казахстан готов оказать гуманитарную помощь юго-востоку Украины

Порошенко призывает поддержать стратегию мирного...

Президент готов обсуждать различные варианты, которые обеспечат стратегию мирного...

Порошенко предложил создать специальную...

Задание группы — отслеживать влияние подписания СА с ЕС на экономику стран СНГ

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Василий Клопков
28 Августа 2014, Василий Клопков

Конечно, поздно. И это не тот случай, когда лучше поздно, чем никогда. Время упущено. Мир восстановить будет теперь крайне сложно. А тут еще у нас преследуют всех, кто к миру призывают. Вот коммунисты говорили о мирных переговорах, так теперь СБУ их пытает и какие-то признания из них выбивает. Как можно бороться за мир в стране, где к власти пришли фашисты?

- 1 +
Игорь Сидорчук
27 Августа 2014, Игорь Сидорчук

Слишком поздно Порошенко очнулся. Сколько уже тысяч человек погибло на востоке, а Пете хоть бы хны. Когда комуняки предлагали мирное урегулирование конфликта, власть начала гонение на них и теперь вместо того, чтоб договариваться о мире КПУ вынуждена защищать свое право на существование в суде

- 5 +
Ошибка